среда, 16 февраля 2011 г.

Г1Ч1

Что-то зажжужало и противно задребежало. Рядом, но как-то далеко. Что-то бьет в уши. Звонок. Мерзкий звонок будильника. Привычным движением руки он схватил надрывающийся и вибрирующий телефон с полки, открыл сначала один глаз, затем другой и посмотрел на время. 6:42. Он не любил круглых чисел, а 42 кратно 6. Он бредил цифрами. На рекламных вывесках вычитал цифры. Подумав немного, он полузанемевшими пальцами переставил будильник на 8:48, положил телефон на обычное его место и, накинув на голову одеяло, подумал "Рано светлеет как". И уснул.
Пока он спит, можно осмотреть  комнату. Рядом со старой, советских времен кроватью, поверх которой советских времен матрас на советских времен пружинах стоит по одну сторону тумбочка, известно каких времен и с другой стороны стул, уже не советских, но все-таки довольно давних времен, на котором висит относительно новая одежда и студенческий билет первой свежести. Вообще, стоит сказать что в квартире он живет один, но квартира не его. Квартира какой-то родственницы по матери. Сама родственница с весны по осень пребывает в какой-то деревне, облагораживая целину, возвращаясь в город лишь на зиму. Но и тогда он и родственница не особо пересекаются и максимум бросят друг другу пару небрежных предложений, якобы интересуясь как идут дела сожителя.


Из билета становится известно, что зовут его Иосиф, а фамилия его -Белинский. Учится Йося, как его любила называть покойная бабка, благодаря которой он и стал тезкой стального вождя, на журфаке. Никакого желания поступать туда не было, но он зачем-то поступил именно туда. За прошедшее от учебного года время , а если верить настенному календарю и пейзажу за окном, было уже 26 октября, Иосиф появлялся на первой паре где-то два раза в неделю, да и один из этих разов мирно посапывал в углу аудитории.  Учебу на журналиста он представлял совершенно другой. Может, где-то она такой и была, но билет был выдан Йосе каким-то маленьким вузом, неизвестным за пределами того небольшого города, где Йося жил. Учеба состояла в том, чтобы учить какие-то неясные для Йоси термины и казаться старым учителям советских времен миленьким мальчиком. По представлению Йоси журналист - некто вроде писателя. Только вместо воображения он оперирует фактами. Вместо Воланда и Кота-Бегемота у него Зинаида Петровна и милиция. Проза жизни. Но нет, этим пока и не пахло. Пахло только обветшалыми стенами и просаленными пиджаками старых учителей.
Йося все еще спит, а мы пока пройдемся по другим комнатам его жилища. Комнаты всего две. В обоих мерзкие зеленоватые обои. На кухне стоит плита "Лысьва" белорусского производства. "Хорошо хоть телевизор не "Горизонт,"- ухмылялся иногда Йося. Где-то рядом с дверным проемом на полу лежит, присосавшись зарядником к розетке, новый и не очень дорогой йосин ноутбук, подаренный Йосе на окончание школы родителями. Вокруг ноутбука валяются какие-то книги, которые Йося ни разу не открывал, пара ручек и несколько тетрадей.
В соседней комнате антураж такой же советский, кроме стоящего напротив дивана телевизора "Самсунг" внутри шкафа купе. По бокам от телевизора за стеклянными, но непрозрачными из-за пыли дверками стоит столовая посуда с дурацкими узорчиками.
В соседней комнате звенит будильник. 8:48. Йося проснулся.

5 комментариев:

  1. Хорошо пишешь, ещё немного с такими же успехами и можно в издательство идти.

    ОтветитьУдалить